Шереметьев Д.

Аннотация:

В статье описаны различные аспекты применения кинжала на Кавказе в XIX в., подробно рассмотрены технические возможности рубящего и колющего ударов кинжалом, а также связанные с ними культурные смыслы. Так, современные этнографы и лингвисты фиксируют представления о том, что уважающий себя воин должен именно рубить кинжалом: колющий удар считался “слишком лёгким” в исполнении, то есть в схватке воин, согласно культурной норме, не должен был преследовать чисто утилитарных задач по достижению победы самым простым и эффективным способом. Вероятно, вооружённая борьба мыслилась не как совокупность более или менее действенных технических приёмов, но как способ продемонстрировать и утвердить превосходство воинского духа.

В качестве модели, наглядно демонстрирующей культурные смыслы рубящего удара, в статье предложена ситуация поединка изначально равных друг другу воинов. Сделан вывод о том, что рубящий удар кинжалом выражает превосходство воинского духа и право на осуществление власти. В поединке сталкиваются равные друг другу по статусу оппоненты; в ходе поединка статусы изменяются ― определяются победитель и побеждённый. Таким образом, рубящий удар кинжалом утверждает мужское начало в его высших, с точки зрения воинской культуры, проявлениях. Рубящий удар оказывается идеально приспособленным для демонстрации неустрашимости, пренебрежения ранами, а колющий удар как бы затемняет, мешает реализовать доблесть в полной мере, ввиду своей “излишней” эффективности. Для героев важно было не столько убить, сколько превзойти соперника или, по крайней мере, не дать превзойти себя. Соответственно, в отношении того, кто не способен пройти испытание, кто вышел за рамки честного поединка, ограничения отменяются: недостойного не надо побеждать, его можно просто убить.

В качестве контекста, наилучшим образом проявляющего культурные смыслы, связанные с колющим ударом, в статье предложена ситуация борьбы со зверем, равенство с которым для воина невозможно. Речь идёт о том, что сражение с человеком мыслится в форме поединка равных сторон, а сражение со зверем мыслится столкновением двух принципиально не равных участников — зверь (а речь идет о звере, достойном вооружённой борьбы) по определению сильнее человека. Иначе говоря, имеют место две различные концепции борьбы или войны: одна из них находит своё точное выражение в териомахии, другая ― в единоборстве равных.

Разные аспекты применения кинжала актуализируют различные слои представлений о героике. Основной вывод статьи заключается в том, что рубящий удар в большей степени соответствует единоборству равных противников, а колющий ― борьбе противников не равных друг другу по силам. Два типа противоборства в чём-то различны и даже противопоставлены друг другу, но в целом можно сказать, что перед нами два способа реализации героического начала в культуре.

Ключевые слова: кавказский кинжал, колющий удар, рубящий удар, воин-герой, поединок, борьба со зверем, териомахия.